Почему с некоторыми людьми мы чувствуем себя несчастными или счастливыми?

Вот такой материал "нарыла" в просторах интернета. Чтобы, вам  дорогие читательныцы, было удобнее вопринимать информацию сделала специально для вас текст содержимого видео. Читайте и смотрите и не говорите, что физика здесь ни при чем wink

Теория Всего от Athene's — Бог в нейронах.

Этот фильм представляет новые результаты в области неврологии и решение многих нерешенных проблем в физике. Он не касается вопросов метафизики и основан на научно проверяемых данных, но затрагивает философские темы, связанные с жизнью, смертью и происхождением Вселенной. Учитывая многослойность и насыщенность информации, может потребоваться несколько просмотров, чтобы его понять, несмотря на наши усилия, чтобы упростить сложные научные понятия.

Я благодарю автора, позволившего мне следить за его работой и опубликовать его. Он предпочитает заниматься исследованиями и не участвовать в их распространении.

Теория всего от Athene
Автор и исследователь Athene
Редактор и ведущий Reese015
Музыка Professor Kliq

Глава первая. Бог в нейронах

Человеческий мозг – это сеть примерно 100 миллиардов нейронов. Различные ощущения формируют нервные связи, воспроизводящие различные эмоции. В зависимости от стимуляции нейронов, одни связи становятся прочнее и эффективнее, а другие слабее. Это называется нейропластичность. Тот, кто обучается музыке, создает более сильные нервные (neural) связи между двумя полушариями головного мозга, чтобы развивать музыкальное творчество.

Через обучение можно развить практически любой талант или навык. Рудигер Гамм считал себя безнадежным студентом и не справлялся даже с элементарной математикой. Он стал развивать свои способности и превратился в человеческий калькулятор, способный на чрезвычайно сложные вычисления. Рациональность и эмоциональная устойчивость работают точно также. Нервные(neural) связи можно укрепить. Когда вы чем-либо занимаетесь, вы физически изменяете свой мозг, чтобы постигать, улучишь его. Так как это главный и основной механизм мозга, самосознание может значительно обогатить наш жизненный опыт.

Часть 1. Социальная неврология

Особые нейроны и нейромедиаторы такие, как норэпинефрин вызывают защитный механизм, когда мы чувствуем, что наши мысли необходимо защитить от влияния извне. Если чье-либо мнение отличается от нашего, в мозг поступают те же химические вещества, что обеспечивают наше выживание в опасных ситуациях. В этом защитном состоянии более примитивная часть мозга вмешивает в рациональное мышление и лимбическая система может блокировать нашу рабочую память, физически вызывая ограниченность мышления. Это можно видеть при запугивании или при игре в покер, или когда кто-то проявляет упрямство в споре. Какой бы ценной не была идея, в таком состоянии мозг не способен ее обработать. На нейронном уровне он воспринимает ее как угрозу, даже если это безобидные мнения или факты, с которыми в ином случае мы могли бы согласиться.

Но когда мы выражаем себя и наши взгляды ценятся, уровень защитных веществ в мозгу снижается, и передача дофамина активирует нейроны поощрения, и мы ощущаем свою силу и уверенность. Наши убеждения существенно влияют на химию нашего тела, именно на этом основан эффект плацебо. Самооценка и уверенность в себе связаны с нейромедиатором серотонином. Сильная нехватка его часто приводит к депрессии, саморазрушительному поведению и даже самоубийству. Когда общество нас ценит, это повышает уровень дофамина и серотонина в мозге, и позволяет нам освободиться от эмоциональной фиксации, и повысить уровень самосознания.

Часть 2. Зеркальные нейроны и сознание

Социальная психология часто обращается к базовой потребности человека найти свое место и называет это нормативное социальное влияние. По мере взросления наш моральный и этический компас почти полностью формируется внешней средой. Таким образом, наши действия часто исходят из того, как нас оценивает общество.

Но новые данные в области неврологии дают нам более четкое понимание культуры и индивидуальности. Новые неврологические исследования подтвердили существование эмпатических зеркальных нейронов. Когда мы испытываем эмоции или выполняем действия, срабатывают определенные нейроны. Но когда мы видим, как это делает кто-то другой или представляем себе это, срабатывают многие из тех же нейронов, словно мы делаем это сами. Эти эмпатические нейроны связывают нас с другими людьми и позволяют чувствовать то, что чувствуют другие. Так как эти же нейроны реагируют на наше воображение, мы получаем от них эмоциональную отдачу, также как от другого человека. Эта система дает нам возможность самоанализа.

Зеркальные нейроны не делают различий между собой и другими, поэтому мы так зависим от оценки окружающих и желания соответствовать. Мы все время подвержены двойственности между тем, как мы видим себя и как нас воспринимают другие. Это может мешать нашей индивидуальности и самооценке. Снимки мозга показывают, что мы испытываем, какие отрицательные эмоции еще до того, как их осознаем.

Но когда мы обладаем самосознанием, мы можем изменить неправильные эмоции, потому что можем контролировать свои мысли, которые их вызывают. Это нейрохимическое следствие того, как воспоминания ослабевают и как они восстанавливаются через синтез белка. Самоанализ сильно влияет на то, как работает мозг. Он активизирует неокортикальные области саморегуляции, которые позволяют нам четко контролировать собственные чувства. Всякий раз, когда мы это делаем, наша рациональность и эмоциональная стабильность усиливаются.

Без самоконтроля большинство наших мыслей и действий импульсивны. И то, что мы реагируем случайно и не делаем сознательный выбор, инстинктивно раздражает нас. Чтобы устранить это, мозг стремится оправдать наше поведение и физически переписывает воспоминания через реконсолидацию памяти, заставляя нас верить, что мы контролировали свои действия. Это называется ретроспективная рационализация, которая оставляет большинство наших отрицательных эмоций нерешенными, и они могут вспыхнуть в любое время. Они питают внутренний дискомфорт, в то время как мозг продолжает оправдывать наше иррациональное поведение.

Все это сложное и почти шизофреническое поведение подсознания работа обширных, параллельно распределенных систем в нашем мозге. Сознание не имеет определенного центра. Видимо, единство связано с тем, что каждая отдельная цепь активируется и проявляет себя в конкретный момент времени. Наш опыт постоянно меняет наши нервные связи, физически меня параллельную систему нашего сознания. Прямое вмешательство в это может иметь сюрреалистические эффекты, что поднимает вопрос о том, что такое сознание и где оно расположено.

Если левое полушарие мозга отделить от правого, как в случае с пациентами, перенесшими разделение мозга, вы сохраните способность говорить и думать с помощью левого полушария, в то время как познавательные способности правого полушария будут сильно ограничены. Левое полушарие не будет страдать от отсутствия правого, хотя это серьезно изменит ваше восприятие. Например, вы не сможете описать правую сторону чьего-либо лица, но вы не заметите этого, не увидите в этом проблему, даже не поймете, что что-то изменилось. Так как это затрагивает не только ваше восприятие реального мира, но и ваши мысленные образы, это не просто проблема восприятия, но фундаментальное изменение сознания.

Часть 3. Бог в нейронах

Каждый нейрон имеет электрическое напряжение, которое меняется, когда ионы проникают в клетку или покидают ее. Когда напряжение достигает определенного уровня, нейрон направляет электросигнал в другие клетки, где процесс повторяется. Когда многие нейроны испускают сигнал одновременно, мы можем измерить это в виде волны. Мозговые волны отвечают почти за все, что происходит в нашем мозгу, включая память, внимание и даже интеллект. Колебания различной частоты классифицируются как альфа, бета и гамма-волны. Каждый тип волн связан с различными задачами. Волны позволяют клеткам мозга настроиться на частоту соответствующую задаче, игнорируя посторонние сигналы так же, как радиоприемник настраивается на волну радиостанции. Передача информации между нейронами становится оптимальной, когда их деятельность синхронизирована, вот почему мы испытываем когнитивный диссонанс раздражение, вызванное двумя несовместимыми идеями. Воля это стремление уменьшить диссонанс между каждой из активных нейронных цепей.

Эволюция может рассматриваться как такой же процесс, где природа пытается адаптироваться, то есть резонировать с окружающей средой. Так как она развивалась до уровня, где обрела самосознания и начала задумываться о собственном существовании. Когда человек сталкивается с парадоксом стремления к цели и мысли, что существование бессмысленно, происходит когнитивный диссонанс. Поэтому многие люди обращаются к духовности и религии, отвергая при этом науку, которая не способна дать ответ на экзистенциональные вопросы: кто я и для чего я есть.

Часть 4. Я Athene

Зеркальные нейроны не делают различий между собой и другими. Левое полушарие во многом отвечает за создание стройной системы убеждений, что поддерживает чувство непрерывности нашей жизни. Новый опыт сравнивается с существующей системой убеждений, и если не вписывается в нее, то просто-напросто отвергается. Балансом выступает правое полушарие мозга, играющее противоположную роль. В то время как левое полушарие стремится к сохранению модели, правое непрерывно подвергает сомнению статус-кво. Если расхождения слишком велики, правое полушарие заставляет пересмотреть наше мировоззрение. Но если наши убеждения слишком сильны, правое полушарие может не преодолеть нашего отказа. Это может создать большие сложности при отражении других. Когда нервные (neural) связи, определяющие наши убеждения неразвиты или неактивны, наше сознание единство всех активных цепей заполняется деятельностью зеркальных нейронов. Это происходит так же, как когда мы голодны, наше сознание заполнено нейронными процессами, связанными с питанием. Это не результат центрально я, отдающего команды различным областям мозга. Все части мозга могут быть активными и неактивными, и взаимодействовать без центрального ядра.

Так же, как пиксели на экране могут сложиться в узнаваемый образ, группа нейронных взаимодействий может выразить себя как сознание. В любой момент мы представляем собой другой образ: когда мы отражаем других, когда мы голодны, когда мы смотрим этот фильм. Каждую секунду мы становимся другим человеком, проходя через разные состояния. Когда мы смотрим на себя через зеркальные нейроны, мы создаем идею индивидуальности. Но когда мы делаем это с научным пониманием, мы видим нечто совершенно иное. Нейронные взаимодействия, создающие наше сознание, выходят далеко за пределы наших нейронов. Мы результат электрохимических взаимодействий между полушариями мозга и нашими чувствами, связывающими наши нейроны с другими нейронами в нашей среде. Нет ничего внешнего.

Это не гипотетическая философия, это основное свойство зеркальных нейронов, которое позволяет нам понять самих себя через других. Считать эту нейронную деятельность своей собственной, исключая окружение, было бы неправильным.

Эволюция также отражает наши стороны сверхорганизма, где наше выживание как приматов зависело от коллективных способностей. Со временем развились неокортикальные области, позволяющие менять инстинкты и подавлять гедонистические импульсы ради блага группы. Наши гены стали развивать взаимное социальное поведение в структурах сверхорганизма, тем самым отказавшись от идеи выживания сильнейшего.

Мозг действует наиболее эффективно, когда нет диссонанса между продвинутыми областями мозга и более старыми, и примитивными. То, что мы называем эгоистичными наклонностями лишь ограниченное толкование эгоистичного поведения, когда характеристики человека воспринимаются через неверную парадигму индивидуальности, вместо научного взгляда на то, кто мы есть: мгновенный, вечно меняющийся образ единого целого, не имеющего центра.

Психологическим следствием этой системы убеждений является самосознание без привязки к мнимому, что приводит к повышению ясности ума, общественной сознательности, самоконтроля и того, что часто называется быть здесь и сейчас.

Бытует мнение, что нам необходима история, хронологический взгляд на нашу жизнь, чтобы формировать моральные ценности. Но наше современное понимание эмпатической и социальной природы мозга показывает, что чисто научный взгляд, без привязки к ним индивидуальности и истории, дает гораздо более точную конструктивную и этическую систему понятий, чем наши разрозненные ценности. Это логично, потому что наша обычная склонность определять себя как воображаемую индивидуальную константу толкает мозг к когнитивным расстройствам, таким, например, как навязчивые стереотипы и потребность возлагать ожидание.

Стремление классифицировать лежит в основе всех наших форм взаимодействий, но классифицируя эго как внутреннее, а среду как внешнее, мы ограничиваем собственные нейрохимические процессы и испытываем мнимое чувство разобщенности.

Личностный рост и его побочные эффекты, такие как счастье и удовлетворение, стимулируются, когда мы не подвержены стереотипам в нашем взаимодействии. Мы можем иметь различные взгляды и не соглашаться друг с другом. Но взаимодействия, которые принимают нас такими, как есть, без осуждения, становятся нейропсихологическими катализаторами, которые стимулируют мозг принимать других и принимать рационально доказуемые системы убеждений без когнитивного диссонанса.

Стимуляция этой нейронной деятельности и взаимодействие освобождает от нужды в отвлекающих факторах и развлечениях, и создает циклы конструктивного поведения в нашей среде. Социологи обнаружили, что такие явления как курение и переедание, эмоции и идеи распространяются в обществе так же, как передаются электрические сигналы нейронов, когда их деятельность синхронизирована

Мы – глобальная сеть нейрохимических реакций, саморазвивающийся цикл оценки и признания, поддерживаемый ежедневными решениями. Это цепная реакция, которая, в конечном итоге, определяет нашу коллективную способность преодолеть мнимые разногласия и взглянуть на жизнь в ее вселенской структуре.

 Если понравилась статья, жмите "Лайк"